centuriones (centuriones) wrote in second_physics,
centuriones
centuriones
second_physics

Categories:

Про этику

В одиннадцатьм номере ЖФНН вышла, как я понял, редакционная статья: В. Жигалов, С. Кернбах, А. Смирнов. Об этических аспектах нетрадиционных технологий на современном глобальном рынке.

Внесу и свои "пять копеек" в завязавшуюся дискуссию.

И так, основное положение обсуждения: "Рано или поздно любой, кто экспериментирует с нелокальными воздействиями на макро-уровне,задает себе эти вопросы. Например, кому можно передавать такие технологии? Можно ли открыто публиковать такие результаты? Стоит ли заниматься их широким внедрением?"

Совершенно очевидно, что в настоящее время слишком долго скрывать полученные достижения задача трудновыполнимая, если только не работать "в стол" и никому ничего не сообщать. Но есть ли смысл от подобной работы? Можно понять тех, кто считает, что передача нетрадиционных технологий может привести к ситуации "обезьяна с атомной бомбой" и проникнуться идеологией мифического общества "девяти неизвестных", призванных охранять и тормозить технический прогресс, только толку от этого все равно будет мало, т.к. схожие идеи рождаются в головах многих и вопрос только в том: где будет очередной прорыв?

С другой стороны, если что-то получилось, то некоторые лелеют себя надеждой, что сейчас запатентуем, развернем бизнес и будем отдыхать на Канарах. Но почему-то в результате оказывается, что получить патент не всегда возможно по причине того, что сложно внятно объяснить принцип работы основываясь на "традиционных" научных воззрениях, а если и удалось получить патент, то никто не торопится что-либо внедрять, так как ты никому не нужен. А раскрывать подробности - жаба душит. Есть, конечно, вариант продажи патента, как это практикуют в развитых странах, но тогда прощай Канары. Да и неизвестно, что потом с этим патентом сделают и где будут применены результаты работы.

В вышеупомянутой статье приводился пример с изобретением радио, когда русский А.С. Попов первым в мире изобрел и продемонстрировал радиосвязь, но на Западе многие считают, что приоритет за Маркони, хотя IEEE официально признает приоритет за А.С.Поповым. Утверждается, что дело было в "секретности" и, действительно, Попов был связан соглашением о неразглашении с морским ведомством, но не это было главным. Попов продемонстрировал свой первый опыт по радиосвязи на заседании физического отделения Русского физико-химического общества 25 апреля (7 мая) 1895 года, но Маркони, в отличии от Попова, стал изобретение патентовать и подал заявку на изобретение 2 июня 1896 года.

Из-за чего случилась такая коллизия? Причина проста: есть научное открытие и есть технология, основанная на этом открытии. Электромагнитные волны были открыты Герцем и его приоритет никем не оспаривается. Но приемопередатчик это уже не открытие, а технология, а в этой области, хотим мы того или нет, приоритет имеют патенты, а не опытные демонстрации, а в Российских научных кругах тех лет особо не было принято заниматься патентованием. И эта история является хорошим уроком как для исследователей, так и для изобретателей. Научный приоритет это публичная демонстрация и публикация, технический приоритет это патент. Таковы современные правила игры, связанные с т.н. "интеллектуальной собственностью".

Поскольку современная Россия это даже "не близко" СССР, то мы вынуждены принимать правила игры установленные не нами, в противном случае возможно судебное преследование по патентным искам. Как я писал, можно работать и "в стол", опираясь на этику, но толку от этого будет мало. "Этический подход", в любом случае, должен быть избирательнвм и ответственным. Ответственность должна быть в том, что следует ясно понимать возможность или невозможность "двойного применения"* открытия, а избирательность в том, что надо понимать что можно публиковать, а что нельзя, при этом не забывая про научный приоритет. Типичный пример - публикации в современных индексируемых научных журналах. На 90% там вода, только если нет патентов или тема публикации выглядит так: "Влияние пассатов на рост популяции кишечных паразитов морских котиков с южного берега Северного Ледовитого океана в Канаде". Любые технологические подробности, даже при наличии патентов, в отличии от ситуации 30-40 лет назад, не публикуются вообще и это общемировая тенденция. Связано это даже не столько с возможностью применения результатов открытий и изобретений в военных целях а с элементарной капиталистической конкуренцией.  Дело в том, что наука по своей природе интернациональна, но технологическое воплощение результатов научных разработок сугубо национально. Не хочешь кормить своего рабочего - будешь кормить чужого и деньги пойдут в карман ТНК а налоги в чужую страну.

Есчтественно, любой исследователь и изобретатель хочет чтобы его труд не пропал даром. И встает вопрос внедрения. Здесь ведь подводных камней просто немерено. Во-первых, если изобретение основано на "нетрадиционных технологиях", легко ожидать диффамации со стороны всяческих "Комиссий по борьбе со лженаукой"; во-торых можно легко прогореть при организации собственного дела, особенно если соблазниться на продаже патентов. Конечно, определенную роль могла бы сыграть "Ассоциация производителей нетрадиционных приборов", о которой пишет в вышеупомянутой публикации С. Кернбах, но это должна быть, в первую очередь, общественная организация.  И уж ни в какой степени не должно быть никакой сертификации, о чем пишет А. Смирнов, что кроме бюрократизации ничего не принесет. И излишних денежных трат тоже. Есть и так множество государственных структур, которые занимаются этим делом и нет смысла их дублировать. Но все-таки как внедоять, чтобы "дело пошло", а иностранные конкуренты "не перехватили"?

Хочется привести аналогию из совершенно иной области. Это принтеры трехмерной печати. Прогресс в их изготовлении пошел только после того, когда в 2005 году был запущен проект RepRap доктором Адрианом Боуером (англ. Adrian Bowyer), преподавателем машиностроения в университете Бата в Великобритании. Главной особенность проекта было вовсе нето, что этот принтер был во многом самореплицирующимся, а в том, что вся его конструкция, электронные схемы и т.д. было выпущено под свободной лицензией что подразумевает: свободная схема, конструкция, чертежи, архитектура, доступность повторения, отсутствие проблемных патентов... и принтер стал типичным представителем Open Hardware. (См., например: OSHW (Open Source Hardware) и Открытое аппаратное обеспечение). Именно это, спустя несколько лет, привело к взрывному развитию производства трехмерных принтеров и не только их.

Подобный подход в техническом и технологическом воплощении "нетрадиционных технологий" убивал бы сразу нескольких зайцев:

1. Учитывая "вирусный" характер сущестующих лицензий, аналогичных GPL, все усовершенствования, сделанные на основе прототипа, таже обязаны быть под исходной лицензией;
2. Открытый характер производных разработок и наследственное лицензирование делает бессмысленным любые попытки запрета в отдельно взятой стране и позволяет в случае чего быстро наладить выпуск соответствующего оборудования;
3. Подобное лицензирование снижает общественные издержки на производство в виду отсутствия патентных и лицензионных отчислений и позволяет снизить стоимость приборов (ну не безобразие ли, что пассивный фазоинвертор ГАММА-7, сделанный с учетом Охатринских разработок, распространялся путем "многоуровнего маркетинга" по цене 100 американских долларов для конечного потребителя?!)
4. Позволял бы разработчикам и исследователям всегда быть в курсе всех наработок по данной тематике, при этом контроль за использованием во многом мог бы осуществляться самим сообществом разработчиков и исследователей.

Tags: исследования, наука
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments